RSS |

один из командиров «Азова» Одной из наиболее эффективных боевых частей, которые воюют в зоне АТО, стал добровольческий батальон «Азов».

На фестиваль «Бандерштат» в Луцке в рамках ротации приехали несколько бойцов и один из командиров «Азова». Журналистам издания Rivnist.in.ua удалось пообщаться с одним из командиров «Азова» Олегом Однороженко.

— Откуда преимущественно происходят бойцы, воюющих в «Азове»?

— Там географически представлена почти вся Украина. Но большинство — ребята из восточных и центральных областей Украины. Многие бойцы из Донбасса, Харькова, Днепропетровска, из Киева. Даже из Крыма ребята воюют. С Западной Украины в «Азове», как и в других батальонах, пропорционально меньше людей. Больше всего в нашем батальоне западников из Волыни.

Все эти разговоры, будто западников посылают воевать на восток, вбрасываются, чтобы настроить украинские регионы друг против друга. Украинцам на западе страны также вбрасывается заблуждение, будто это чужая война, так почему, мол, наши ребята должны умирать за Донбасс. Разве кому не понятно, если сейчас потеряем Донбасс, то завтра война будет по линии Днепра, а послезавтра на Правобережье. Донбасс — наше общее дело. На Донбассе много русскоязычных украинских патриотов.

Также в батальоне воюет группа волонтеров из европейских стран. Они не наемники, сами оплачивают приезд, оружие. Среди них граждане Швеции, Франции, Италии… Но больше всего иностранцев — белорусов и россиян. Последних несколько. Большинство из них уже подали документы на смену гражданства на украинское или просят политического убежища в Украине.

— Что больше всего мешает воевать на Донбассе?

— То, что до сих пор в зоне АТО не объявили военное положение! Там множество правовых нюансов. При АТО воинские подразделения, в отличие от военного положения, даже не имеют права входить в города. При АТО имеет право входить только милиция. А милиция на Донбассе — это преимущественно те же бандиты, которые сотрудничают с сепаратистами.

Сейчас «Азов», а это около 400 бойцов, удерживает юг Донецкой области с суммарным населением более миллиона человек. Могут 400 бойцов нормально контролировать территорию с миллионным населением? И это при условии сопротивления и саботажа местных чиновников и милиции. Если сейчас ловим сепаратистов и уголовников, то против нас местная милиция сидит и тихонько пишет в папки дела… Возможно, она хочет после завершения войны ребят из «Азова» по судам «таскать», как «карателей, которые боролись против мирного населения «? При военном положения военным развязаны руки.

Приведу пример — задержание мэра Стаханова, который вместе с террористами чуть ли не с автоматом в руках воевал. Таких мэров и глав поселковых советов центрального Донбасса, которые были за террористов, — едва ли не поголовно. Но они продолжают работать… Нам трудно достучаться до высшего руководства страны и рассказать об этих вещах… В Киеве сидят политики, которые прекрасно чувствуют себя в Брюсселе и Вашингтоне на переговорах, знают все про политические игры, а в условиях войны действуют неэффективно.

Если Россия ведет против нас войну, то это надо называть войной, а не антитеррористической операцией. Если с РФ по нам стреляют «Градом» и засылают диверсионные группы, то следует подумать как перенести войну на территорию России… А не называть это АТО и бояться спровоцировать Путина на какие либо еще действия. Какие еще действия, когда Путин уже ввел войска в Украину. Возможно, следует подумать о другой военной стратегии.

— Какая атмосфера и отношение к вам в городах Донбасса, которые вы освобождаете?

— Атмосфера нормальная, но есть такие, кто выражает недовольство. Как правило, когда нам встречается такой контингент, то в 90% достаточно просто разговоров, чтобы убедить их, что мы несем благо, а не зло. Эти люди являются заложниками огромных стереотипов о нас и Украине. Они выросли на советских и российских мифах. На территории, которую мы контролируем, стараемся перекрывать российское телевидение…

Недавно освобождали Дебальцево. Перед штурмом дали местным жителям коридор, чтобы вышли. Моя мать ехала в электричке из Харькова с беженцами из Дебальцево, которые занимали проукраинскую позицию. Они рассказывали ей, что сепаратисты — разбойники, убийцы и насильники. Но «не следовало украинской армии после освобождения Славянска расстреливать женщин и распинать детей сепаратистов». Вот такое говорили! Моя мать не могла понять, как в такое можно поверить. Это последствия российской пропаганды.

Некоторые понимают, что по телевидению врут, но говорят, что, пожалуй, не могут же им так нагло врать. Срабатывает метод Геббельса, что в удивительную ложь люди охотнее поверят. А если человек до этого много лет жил с российско-советскими настроениями, то его еще легче в этом убедить.

Кроме того, удерживаем территорию азовского прибрежья, пытаемся еще там навести элементарный порядок. Пробуем бороться против взяток и рэкета. На Донбассе бандиты и милиция — одно и то же. Они работали и работают вместе. Не имеем права арестовывать милиционеров, только можем передавать данные о тех, кто себя скомпрометировал, другим службам, которые должны их арестовывать. Пробуем сотрудничать с СБУ, другими силовыми структурами.

Население юга Донбасса достаточно проукраинское. Там было около 15% тех, кто имел просоветские и пропутинские настроения. Но месяц деятельности так называемой ДНР в Мариуполе с его грабежами и насилием уменьшили количество таких сторонников сепаратистов.
Сепаратисты пытались использовать азовское побережье не только как канал поставки оружия, но и как базы отдыха, затесавшись между туристов. Это в сотрудничестве с местными нам удается разоблачать и останавливать. Формируем свою сеть агентов, и люди помогают нам выявлять сепаратистов, выявляя подозрительных лиц. Большинство громких задержаний удались благодаря данным от местных.

— Насколько хорошая координация в зоне боевых действий?

— Довольно плохо организована, но понемногу пробуем ее наладить. Прекрасно сотрудничаем с пограничниками, Нацгвардией, другими батальонами. Это взаимодействие дает свои плоды. Проблема проведения АТО без военного положения в том, что нет единого командования и слаженности действий. Все команды и решения слишком долго идут через центры согласования. А нам нужны быстрые решения, инициатива на местах. Украинская армия слишком неповоротливая и советизированная в своей структуре.

— Что рассказывают задержанные вами сепаратисты?

— Сепаратисты из местных жителей знают только локальную информацию. Выполняют конкретные задачи — настройка сети, сбор данных, диверсии. О стратегических целях им мало что известно. Об этом больше знают наемники-россияне, которых готовили как бойцов и диверсантов.

Стратегическая цель сепаратистов — контроль Россией Украины. Если бы Украина была в таком беззащитному виде, что ее можно было оккупировать, то с этим никто бы ни медлил. Давно бы оккупировали. Как только Путин увидел, что началось сопротивление, то все в его планах пошло наперекосяк. Для Кремля сопротивление стало большой неожиданностью. Они не ожидали, что на Донбассе без массовой поддержки. Но, думаю, своих планов по контролю над Украиной Путин не изменил. Он хочет отторгнуть часть наших земель и дестабилизировать страну. Свою агрессию Россия будет продолжать. Это уже от нас зависит, насколько мы им это позволим. Если бы началась борьба за Крым тогда, то не имели бы сейчас Донбасса, а воевали бы в Крыму.

Думаю, нашей стратегической целью должен быть распад России. Не только падение путинского режима, ведь имперские амбиции выражает вся российская элита, а не только Путин.

— Чего вам не хватает в обеспечении?

— Обеспечивает нас полностью украинское общество. От государства достается лишь оружие в плохом состоянии. С 10 автоматов Калашникова нормально стреляет только один. Остальное надо ремонтировать. Все оружие, которое нам дают, где с 1980-х, периода помощи Интернационала дружественный Анголе… Но мы его ремонтируем, а броню ставим сами, как на известные КамАЗы. Попасть к нам в батальоны желающих бойцов в разы больше, чем нам позволяет набрать государство. Пожалуй, боятся, как закончим войну на востоке, то возьмемся за наведение порядка в Киеве…

— Видите перспективу завершения АТО?

— Конечно, вижу такую перспективу. Если наша армия не будет делать стратегических ошибок, то эта задача нам вполне по силам. Это не дело нескольких недель, но, думаю, в скором будущем победим…


You must be logged in to post a comment Login


Последние новости



Шоу-бизнес в фото